Июл 222011
 

«Как скажет пани начальница», — слышу я от одной своей подруги в адрес своей трехлетней дочери. «Что, моя маленькая принцесса?», — спрашивает моя другая подруга у своей двухлетней дочки. «Эх, ты бандит!», «Ну что ты за дьяволенок!», — часто встречаю на улице. Влияет ли то, как мы называем своих детей, на их поведение? Вот то, в чем сегодня хочу разобраться.

До рождения ребенка или после рождения родители перекапывают словари имен, энциклопедии и журналы, чтобы придумать новорожденному имя, в которое они стараются вложить определенные качества: силу воли, мягкость, настойчивость, покладистость. Вобщем, заранее закладывают основные черты маленькой личности в ее имени. Выбор качеств характера зависит от того, как и кем родители видят своего ребенка.

По мере того, как ребенок растет, ему добавляется все больше прилагательных, существительгых и глаголов, выражающих родительское отношение к малышу. Появляются пупсики, принцессы, бандиты, клоуны и даже бездельники как имена нарицательные. А так же случайно оброненные слова в адрес ребенка, вслух или про себя, которые тоже очень остро им ощущаются.

Пример нарицательных имен, сказанных или не сказанных вслух, хорошо был описан в книге Adele Faber «How to Talk So Kids Will Listen & Listen So Kids Will Talk». Дословно не помню, но суть могу передать. Представьте себе, что вечером вы спускаетесь в гостинную, и видите, как родители собирают паззл. Вы хотите присоединиться к ним, и присаживаетесь рядом. Мама, недовольно вздыхая, показывает, куда нужно вкладывать выбранный вами кусочек. После нескольких ваших попыток найти место следующему кусочку, мама, раздараженно берет ваш кусочек и вставляет его вместо вас. Казалось бы, мама ничего не сказала вслух, но все ее действия выражают ее мысли о ребенке. Что ребенок думает о себе, оказавшись в такой ситуации? Скорее всего то, что он недостаточно сообразителен и что ему неудастся самому толком что-то сделать.

А теперь в ситуацию добавим всколь сказанное мамой «Ну что же ты так медленно соображаешь!» или «До чего же ты глупый». После этих слов ребенок однозначно убеждается в своих заурядных умственных способностях. Будет ли он после этого стараться собрать паззл? Думаю, нет. Будет ли он после этого увереннее хвататься за что-то новое? Думаю, нет. Ситуация усугубляется тем, что мама позже будет удивляться, почему ее ребенок вырос таким тугодумом, и, держа при себе эту мысль, будет все сильнее проявлять в своих действиях это свое отношение, что однозначно не добавит в ребенке уверенности в себе.

Одно характеризиующее слово запоминается лучше, чем две фразы. Сначала оно может прозвучать обидно, потом, часто повторяясь, оно «прилипает» к сознанию ребенка, а потом ребенок уже начинает вести себя в рамках своего нового определения.

Сказанное вслух «Тупица» или «Лентяй» очень даже услышатся, и очень даже запомнятся. Даже несказанные слова отразят свое отношение. То, что родители думают о своих детях, проявляется в течении пары секунд. Но, учитывая, сколько времени ежедневно родители проводят со своими детьми, эти пары секунд умножаются, и в конечном итоге, влияние на ребенка того, как его видят родители, просто огромно. Причем влияют не только их слова, но и поведение.

Пример о сказанных вслух словах. Мама годовалой девочки на площадке жалуется своим подружкам: «Она у меня такая лентяйка! Совсем не хочет ходить сама, все время в коляске сидит». Вероятно, стоит задуматься о том, что у ребенка могут быть свои причины оставаться в коляске. Например то, что совсем недавно, мама всяческими способами пыталась удержать дочку в коляске, потому что маме не хотелось пронести ее на руках. И теперь ребенок привык к необходимости познавать мир из коляски, или даже может бояться лишний раз вылазить, дабы не накликать мамин гнев. И вот, девочка, не будучи «лентяем» от рождения, теряет удовольствие от движения и от познания мира, потому что с раннего детства мама сама удерживала ее неподвижно, а потом дала ей определение, которое и закончило процесс формирования этого качества характера ребенка.

Вывод №1. Нужно очень следить за своими мыслями в адрес своего ребенка. Наши мысли нас выдают. Нужно следить за своими словами, сказанными вслух, даже единичными. Они запомнятся. Говоря вслух слово, нужно задать себе вопросы: стоит ли это говорить? хочу ли я, чтобы мой ребенок стал тем, чем я его называю? хочу ли я обидеть своего ребенка?

Понимаю, иногда, находясь на линии огня, очень трудно справиться со своими эмоциями, и хочется как-то съязвить, сказать что-то неприятное. И все-таки, нужно все время помнить, что ребенок становится тем, кем видят его родители, и кем называют его родители.

Еще один пример о сказанных вслух словах. Мама в разговоре с друзьями говорит: «Он у меня такой клоун! Всех веселит и шутит постоянно! Шутит с пеленок!». Ребенок, слушающий о себе такие комментарии, сказанные в таком радостном тоне, понимает, что это хорошо — всех смешить и веселить, и искренне старается оправдать мамины надежды. И вот, желая того или нет, мама сформировала эту часть характера в своем ребенке. Другой вопрос, а хочет ли сам ребенок всю жизнь веселить окружающих. Может быть, он себя видит по-другому, и своими словами мама посеяла в ребенке зерно внутреннего конфликта, который с возрастом вырастет в цветущее дерево, создающее массу внутренних проблем уже взрослому человеку.

Вывод №2. Перед тем, как давать ребенку определение, стоит задуматься, а естесственно ли это определение для ребенка, и хочет ли ребенок быть тем, кем его определила мама.

Теперь пример о несказанных словах. У меня есть одна знакомая мама, которая очень хотела девочку, а родился Кайтек. Она еще до родов купила розовые одежды, и, чтобы уже не расставаться с ними, одевала сыну то, в чем видела своего ребенка, будучи беременной. Так как она за время беременности настроила себя на дочечку, то теперь она все время страдает по тому поводу, что у нее родился мальчик. Она заглядыватеся на колготки подружек своего сына, вздыхает, глядя на наркашенные ногти у девочек, пищит от восторга, увидев в магазине очередную красивую юбочку на девочку. Она открыто не говорит ребенку — «ты мне не нужен, я тебя не принимаю». Но все, что она делает, это выражает. Хоть она его очень любит, внутренне она все еще не может принять то, что он мальчик, и переносит это на него. Какие у этого последствия. Кайтек, очень стараясь оправдать мамины ожидания, выбирает себе розовую одежду, красит себе ногти, примеряет юбки в магазинах, и даже танцует балет. И вот, мама не смогла принять ребенка таким, какой он есть, и, сама того не желая, сформировала в сыне женственность. А трехлетний сын, оправдывая мамины ожидания, старается стать девочкой. Хотел ли мальчик стать девочкой, и легко ли будет ему в дальнейшей жизни, принимая во внимание, насколько бывают дети жестоки в садиках и школах, сказать трудно. Но на этом примере очень отчетливо видно, что мамино отношение и мамино видение ребенка до деталей переносится на ребенка, оно строит характер ребенка, а с ним и его будущее, вместе со всеми внутренними конфликтами и внешними последствиями.

Вывод №3. Если ребенок не оправдывает маминых ожиданий, маме пора остановиться, пересмотреть свое отношение, взглянуть на ребенка свежим взглядом, освобожденным от своего придуманного шаблона, и полюбить его такого, какой он есть, со всеми его достоинствами и недостатками.

Не нужно менять детей, их нужно любить и давать им возможность вырасти такими, какими они сами видят себя. В идеале, видеть его достоинства и усиливать их. Например, если ребенок любит рисовать, посвящать рисованию больше времени, искать новые материалы, помогающие развитию этой способоности, искать новые идеи. Может быть, это поможет ребенку реализовать себя в будущем.

Вывод №4. Нужно сохранять осторожность с усиливанием каких-либо качеств, чтобы оно не переросло в насильное формирование этой способности.

Теперь о том, как мы называем своих детей. Во что вылилось шутливое «пани начальница» у моей подруги? В то, что ее трехлетняя дочь посреди ночи, захотев увидеть свою подружку (мою дочку, то есть), настояла на том, чтобы ее мама, будучи уже в пижаме, собиралась, выходила на улицу и шла к нам в гости. Мы-то были рады ее видеть, но уверена, что моя подруга не была настроена в дождливый вечер выгуливать мою собаку.

Это только один из очень многих примеров, когда дочка стопроцентно управляет мамой, а часто и всей семьей. На что получает мамино одобрение в форме слов: «как скажет пани начальница». Подруга очень рада, что у нее растет такой волевой ребенок, пророча ей будущее президента, сама не думая, что своими руками сформировала эту черту.

Другая моя подруга растит себе «принцессу». В этом случае любое проявление «принцессы» поощрается словами «ну что моя принцесса так расстроилась» или в третьем лице «моя принцесса готова гулять?». В итоге уже сейчас девочка имеет проблемы в коллективе детей, когда ей не уделяется должное внимание или ее не обеспечивают предметом ее сиюминутного желания. А также мама часто наталкивается на стену конфликтов, когда ее желания и действия идут вразрез с дочкиными, и они совершенно не могут найти точку понимания: принцесса оделась, обулась и стоит перед дверью, а мама еще чистит зубы, принцесса топает ножкой — почему мы еще не на улице, а мама разводит руками — потому что еще даже не позавтракали. Ну, и лавинообразно в недра ругани. Так будет продолжаться до тех пор, пока принцесса не перестанет быть принцессой и пока она не научится уважать территорию и время других людей.

Вывод №5. Не стоит приписывать детям какие-либо роли, выдуманные нами. Эти роли могут сослужить недобрую службу всем участникам спектакля. Даже поначалу шуточное имя прилипает к ребенку похлеще собственного. Так зачем же создавать себе и своей семье лишние проблемы.

И, наконец, о собственном имени ребенка. Первое, в чем стоит сохранять осторожность, это с уменьшительно-ласкательными формами. Они могут перерасти в умилительное сюсюканье, которое очень прочно закрепляется за человеком, взращивая в нем чувство излишней над ним опеки и заботы. Что неприятно, так это сохранение уже взрослым человеком в себе этих качеств и требуя к себе именно такого трепетного отношения.

А второе, в чем следует быть внимательней, это имя ребенка в моменты разгара конфликта или его разрешения. Свое собственное имя, которое мама с папой так тщательно выбирали, становится синонимом неприятных переживаний. Если мама заметила разрисованные стены, то начнет разговор с «Анна, это ты стены разрисовала?». И так, по капле, «Анна» станет самой ненавистной формой своего имени, заставляя девочку подпрыгивать и обливаться холодным потом при его упоминании. Стоит его заменить. На любое прилагательное, не относящееся к ребенку, или вообще убрать обращение. Например: «Подойди ко мне, пожалуйста. Я хочу с тобой обсудить один момент».

Вывод №6. Мы выбираем имя своему ребенку не для того, чтобы сделать его синонимом конфликта. Не стоит заставлять ребенка ненавидеть свое собственное имя.

Да, на первый взгляд кажется, что ребенка называть никак нельзя, и что вообще не осталось вариантов. Еще и как остались. Просто нужно очень тщательно обдумывать сказанные слова в адрес своего ребенка и найденные ему имена. Уверена, мало кто из родителей останутся довольны взрослым «ненюснчком» или «дьяволенком». И к тому же давайте не придумывать детям роли, позволим им жить свою собсвтенную жизнь и тем, кем они сами себя видят!

  15 комментариев to “Солнышко, пупсик или маленькая принцесса?”

  1. Все верно написали! Как лодку назовешь….;-) Кстати, мальчиков с самого раннего детства рекомендуют на людях называть полным именем и даже с отчеством — это формирует их уважение к себе, как к мужчине!;-)
    Спасибо за отличный пост — подпишусь под каждым словом!

    • Спасибо большое, рада, что понравилось smile
      Вижу, что Вы тоже развили тему в интересном направлении о том, что нужно следить за своими словами не только в адрес ребенка, но и в адрес своего мужа. Я бы еще добавила, что и в адрес самой себя smile

  2. Спасибо за статью!

  3. Хорошая статья! Спасибо! Оставлю у себя в закладках.

  4. Ириш, замечательная статья! Про слова нехорошие я всегда помню и ни разу не сказала Даше что-то, за что потом пожалела бы. А вот ласково назвать принцессой могу! Только она настаивает, что она папина принцесса, а мамина конфетка smile хотя я ее часто зову кнопочкой. А вот на улице. не знаю, с чем связано я часто обращаюсь к ней Дарья Романовна smile В общем надо подумать, но так нравится ее иногда принцессой называть, это так ласково

    • Марианна тоже любит быть принцессой. ПОэтому у нас есть игра в принцесс, королев, балы и все останое.
      И думаю ей день рождения делать в духе королевского бала. Уж очень больная у нас тема.
      Как только она говорит, что она принцесса, мы достаем корону, платье, и все остальные атрибуты.:)
      А вот слова, которые потом хочется вернуть, я уже успела наговорить. sad Поэтому потом я беру себя в руки, говорю, что люблю ее, что не успела вовремя успокоиться и сказала глупости. Короче, пытаюсь исправить ошибки моей вспыльчивости. Потому что знаю последствия …

  5. Ир. а знаешь, что меня всегда спасает, чтобы дашку не обидеть? Я ругаю не ее, как человека, а ее поведение. Например. мне ненравится твое поведение, это очень некрасиво плеваться на пол дома. ты такая хорошая девочка, а поведение твое неправильное и меня это расстраивает. Я могу при этом немного повысить голос. Это конечно не самая большая провинность на свете, просто первое что на ум пришлось. За серьезные вещи я тоже ругаю поведение и всегда ругаясь говорю за что. Главное не ругай ее, говори про поступки, тогда и обвинить личность будет сложнее, чем отругать за факт непослушания

    • Я как личность ее не оскорбляю. Я могу начинать заводиться из-за поступка или поведения, и получается, что своими словами заставляю ее почувствовать вину за мое настроение или вину за свое поведение. Ни то, ни то ее ничему не учит, а только приносит чувство одиночества и обиды. А результат — что она стала бояться людей и своего собственного поведения — она стала бояться сделать ошибку.
      Главное в том, что я осознала, проанализировала и теперь стараюсь исправить…

    • Абсолютно согласна. Ругать и особенно давать определения и характеристики не ребёнку, а поведению.

  6. тогда я не поняла, если честно. ты можешь без дела сорваться илипросто перебарщиваешь с наказанием?

    • Я не перебарщиваю с наказаниями и не срываюсь без дела: только из-за поступков. Я сначала терплю и пытаюсь найти решение, а потом, если эмоции начинают зашкаливать, не умею вовремя остановиться, и тогда уже пылаю пожаром. Ругаюсь, могу накричать.
      Дело в том, что плохие поступки только с нашей колокольни плохие, для ребенка — это попытка другого поведения, исследование границ дозволенного. Моя задача, как мамы — объяснить, что это выходит за рамки и подвести к правильному решению. А своими нервами я только отпускаю ребенка в море одиночества и показываю, что неправльное поведение влечет к ответственности не за само поведение а за реакцию окружающих и к страху совершить ошибку.
      ребенок чувствует себя свободно и не боится совершить ошибку, когда знает, что может ее исправить. но это тема уже не о том, как называть ребенка, а о том, как помочь ребенку научиться отвечать за свои поступки и решать свои проблемы.

  7. Отличная статья!
    Мы тоже часто ласточки, птички, принцессы.
    Нужно быть поосторожнее со словами.

    • Спасибо! Да, принцессы часто нас потом удивляют smile
      Во мне еще с института засела фраза от одного преподавателя, утомленного моей излишней болтливостью мимо темы: "Молчание — золото, слово — серебро". smile Жаль, только с возрастом приходит понимание, и хорошо бы, если у всех…

      • Мой преподаватель говорил:»Молчание — золото, только низкой пробы». Очень мудро!

 Leave a Reply

(обязательно)

(обязательно)